Выдающийся американский ученый и общественный деятель Бенджамин Франклин (1706—1790) был одним из наиболее замечательных людей своего времени. Широкую известность он приобрел своими научными исследованиями в области физики электрических явлений и изобретением громоотвода. Будучи одним из основателей США, Бенджамин Франклин выступал страстным борцом против колониализма и рабства.

ПОДЕЛИТЕСЬ В СОЦСЕТЯХ:

Детство и юность Бенджамина Франклина.

Бенджамин Франклин родился 17 января 1706 г. в Бостоне (США). В детском возрасте был отдан в учение в типографию, а к 15 годам стал опытным наборщиком, а затем и гравером. Сначала он работал мастером. Позднее Франклин стал издателем-коммерсантом, выпустил несколько брошюр, получивших широкое распространение. Затем Франклин перешел к выпуску газеты, в которой помещал свои политические статьи, и наконец, приступил к изданию ежегодного, написанного им самим популярного «Альманаха».

Увлечение электричеством Бенджамина Франклина.

Начиная с 1746 г. Бенджамин Франклин увлекается опытами по электричеству. Годы 1747—1749 были периодом наиболее плодотворных занятий наукой. В 1751 г. в Лондоне вышла в свет знаменитая книга Б. Франклина «Опыты и наблюдения по электричеству, выполненные в Америке Бенджамином Франклином и сообщенные в нескольких письмах г. П. Коллинсону, в Лондоне, члену Лондонского Королевского Общества». Книга эта была переведена на французский, немецкий и итальянский языки и выдержала только в Англии 5 изданий.

Увлечение электричеством Бенджамина Франклина

Известный английский физик и химик Дж. Пристли в своем труде «История и современное состояние электричества», говоря о книге Бенджамина Франклина, замечает: «Не было еще ничего, написанного об электричестве, чтобы широко читалось и вызывало такое восхищение в Европе».

Факт! Подтверждение теории Франклина об электрической природе молнии в 1752 г. явилось полным его триумфом. Между тем развертывались бурные события войны за независимость английских колоний в Северной Америке против Англии. Бенджамин Франклин принимает активное участие в этой борьбе. События захватывают его все сильнее. И к моменту объявления независимости США (1776) Франклин выдвигается в ряды первых государственных деятелей молодой республики Нового Света.

Общественная деятельность Бенджамина Франклина.

В 1776 г. Франклин направляется первым американским послом в Париж и остается на этом посту до 1785 г. Авторитет Франклина как ученого-физика оказался немаловажным фактором в истории налаживания международных связей США в эти годы. В 1785 г. Франклин возвратился на родину, где и скончался в 1790 г.
Такова вкратце биография этого выдающегося исследователя, не окончившего даже «школы письма и арифметики».

Опыты Бенджамина Франклина.

Основной научной заслугой Франклина признается созданная им теория электростатических явлений. Трудно, пожалуй, назвать какого-либо крупного физика XVIII столетия, который в той или иной мере не пытался бы дать объяснение известным в то время явлениям электростатики.

Опыты Бенджамина Франклина

И если Бенджамину Франклину удалось не только объединить в своей оригинальной теории все известные к тому времени факты, но и успешно предсказать новые, то одной из причин этого успеха является то обстоятельство, что Франклин не только внимательно изучал многочисленные попытки своих предшественников и современников, но и ставил эксперименты, пытаясь практическим умом понять сущность явлений.

Важно знать! Теории электричества, распространенные в научном мире в ту эпоху, были большей частью построены таким образом, что их нельзя было ни принять, ни опровергнуть, ибо они скользили по поверхности фактов. Они соревновались между собой в детализации всевозможных, более или менее фантастических предположений.

Высказывания даже наиболее видных теоретиков электричества того времени (Бозе, Нолле, Дюфё и др.) показывают, насколько туманны, сумбурны и прямо нелепы были представления физиков об электричестве в эпоху, когда Франклин, не зная большей части чужих работ, приступил к экспериментальному изучению электрических явлений.

В своих исследованиях Бенджамин Франклин исходил из господствовавших в то время представлений, что электризация любого тела обусловлена присутствием некоей «электрической материи», или «электрического огня», подобно тому как, по взглядам того времени, причиной нагревания тел считалось присутствие «теплорода», «флогистона», или «огненной материи». Из этой предпосылки Франклин сделал для себя вывод, служащий исходным пунктом всех его рассуждений. Поскольку, с его точки зрения, электричество — не состояние, не процесс, а некий вид материи, поскольку, как он говорит, «электрический огонь есть обыкновенный элемент», то к нему применим, прежде всего, закон сохранения материи.

Бенджамин Франклин убежден поэтому, что «электрический огонь не создается путем трения, а собирается».
Таким образом, вышеописанный опыт наглядно доказывает закон сохранения электрического заряда, или (по Франклину) закон сохранения электрической материи. 

Насколько последовательно Бенджамин Франклин применял закон сохранения материи во всех своих научных рассуждениях, можно видеть из следующих соображений, высказанных им в том же труде.

«Если солнце не истощается за счет излучения,— пишет Франклин,— то я могу легко себе представить, что оно должно всегда сохранять неизменное количество материи. Действие огня,— продолжает он,— заключается лишь в разделении частиц материи, огонь не уничтожает их. Вода, поднятая теплом в виде пара, возвращается на землю в виде дождя.

Если бы мы могли собрать все частички горящего вещества, уходящие в виде дыма, то они вместе с пеплом, имели бы тот же вес, который имело это тело до сжигания. И если бы мы могли им придать первоначальные положения по отношению друг к другу, то масса оказалась бы той же, какой она была первоначально, и могла бы быть сожжена вновь».

Убедившись в том, что при электризации трением возникают всегда одинаковые, но противоположные заряды, способные друг друга нацело уничтожить, Франклин решил ввести новую терминологию. Он считает, что «В» заряжается положительно, «А» — отрицательно.
Бенджамин Франклин ввел впервые в физику представление о положительном и отрицательном электрическом заряде.

С точки зрения закона сохранения электрической материи удивляло усиливающее действие лейденской банки, незадолго до того введенной в лабораторную практику. И Франклин предпринял подробное исследование ее действия. Он обнаруживает новый, не известный до него факт: обе обкладки лейденской банки имеют противоположные и притом равные заряды, которые могут взаимно уничтожиться, если эти обкладки соединить между собой посредством проводящего тела.

«Но равновесие не может быть восстановлено в банке посредством внутреннего сообщения или контакта...». Этот факт удивляет исследователя: «Плюс и минус, комбинированные и сбалансированные в этой удивительной банке расположены и связаны друг с другом каким-то способом, которого я никак не могу постигнуть! Вот здесь мы имеем банку, в которой одновременно одна часть переполнена электрическим огнем, а другая эвакуирована от этого огня.

Интересно! И, тем не менее, равновесие не может быть восстановлено иначе, как посредством наружного сообщения, хотя переполненная часть яростно нажимает стремясь расшириться, а голодный вакуум, по-видимому, яростно притягивает, чтобы наполниться».

Бенджамин Франклин тщательно наблюдает различные способы прохождения электричества через человека при соединении им обеих обкладок лейденской банки и приходит к следующему выводу: «Восстановление равновесия в банке не влияет на электричество человека, через которого проходит огонь. Это электричество не увеличивается и не уменьшается».

Изучая, таким образом, действия лейденской банки, Бенджамин Франклин приходит к заключению: «Когда применяют термины зарядка и разрядка банки, то следуют привычке из-за отсутствия более подходящих терминов. Мы держимся того мнения, что в действительности в банке не содержится после зарядки больше электричества, чем имелось первоначально и не содержится его меньше после разрядки».

Для проверки своей теории зарядки лейденской банки Франклин изготовляет плоский конденсатор со стеклянной прослойкой. При этом он приходит к выводу, будто весь заряд банки заключен не на обкладках, а в стекле, благодаря каким-то необыкновенным свойствам стекла, впервые обращая внимание на важную роль диэлектрика. Как известно, заключение Бенджамина Франклина относительно особых свойств стекла было вскоре опровергнуто выдающимся петербургским физиком Ф. У. Т. Эпинусом, впервые устроившим воздушный плоский конденсатор.

Действие остроконечных проводящих тел объясняется, как мы теперь знаем, неизбежно возникающим значительным градиентом потенциала вблизи острия. Франклин не смог объяснить природы этого явления, он его учел как экспериментальный факт. По этому поводу Франклин делает следующее замечание: «Мы не придаем большого значения знанию того, каким образом природа осуществляет свои законы; для нас достаточно знать сами законы. Действительно полезно знать, что фарфор, оставленный в воздухе без опоры, упадет и разобьется.

Вопрос о том, как произойдет падение, и почему он разобьется, это вопросы спекулятивные. Приятно разумеется их знать, но мы можем сохранять фарфор и без этого знания. Так и в данном случае, знание этой способности острий может, вероятно, принести известную пользу человечеству, если даже мы никогда не сможем эту способность объяснить».

Формулировка законов электроэнергии Бенджамина Франклина.

В приложении к своей книге Бенджамин Франклин сформулировал «Мнения и догадки относительно свойств и действий электрической материи, вытекающие из опытов, произведенных в 1749 г.».

Формулировка законов электроэнергии Бенджамина Франклина

  • Электрическая материя состоит из очень тонких частиц, поскольку они могут пронизывать обыкновенную материю, даже плотнейшие металлы, с такой легкостью, как если бы они не испытывали сопротивления.
  • Если кто-то сомневается в том, может ли электрическая материя проходить сквозь субстанцию тел, то удар от большой наэлектризованной стеклянной банки, прошедший сквозь его тело, должен его убедить.
  • Электрическая материя отличается от обычной тем, что все частицы ее притягиваются, а частицы первой отталкиваются. Этим объясняется видимое расхождение в наэлектризованной струе пара.
  • Но хотя частицы электрической материи отталкиваются, они притягиваются всякой другой материей.
  • Итак, обычная материя представляет собой нечто вроде губки по отношению к электрической жидкости. И так же, как губка не могла бы впитывать воду, если бы частицы воды не были меньше ее пор; и даже тогда она делала бы это медленно, если бы не было притяжения между этими частицами и частицами губки; и она впитывала бы ее быстрее, если бы взаимное притяжение между частицами жидкости этому не препятствовало; и она впитывала бы ее наиболее быстро, если бы вместо притяжения между частицами (воды) существовало взаимное отталкивание, которое бы действовало совместно с притяжением со стороны губки,— так обстоит дело между электрической и обычной материей.
     

Как показывает Франклин на многочисленных примерах, эта теория может объяснить большинство даже весьма сложных явлений электростатики, однако она оказалась в противоречии с одним из наиболее элементарных фактов.

В самом деле, если частицы «обычной материи» взаимно притягиваются, а частицы «электрической материи» взаимно отталкиваются, то легко понять, что тела, обладающие избытком электрической материи против нормального ее количества, т. е. положительно заряженные тела, должны взаимно отталкиваться. Однако в таком случае необходимо заключить, что тела, имеющие недостаток «электрической материи», т. е. отрицательно заряженные, должны взаимно притягиваться из-за предполагаемого взаимного притяжения «обычной материи», во всяком случае, они должны отталкиваться слабее, чем незаряженные.

Франклин был, видимо, убежден в том, что так оно и происходит на самом деле, и он был крайне изумлен, обнаружив, что «тела, имеющие меньше обычного количества электричества, отталкивают друг друга точно так же, как имеющие избыток». Этот эксперимент поражает нас — говорит Франклин о себе и своих сотрудниках, — и его не удалось до сих пор удовлетворительно объяснить».

В своей более поздней заметке Франклин попытался обойти это затруднение, указав, что отрицательно заряженные тела «взаимно отталкиваются или по меньшей мере кажутся отталкивающимися, поскольку они отступают друг от друга». Этот вопрос остался неразрешенным, покуда Эпинус в своем «Опыте теории электричества и магнетизма», вышедшем в Петербурге в 1759 г., не указал, что это противоречие — кажущееся, ибо взаимное Ньютоновское притяжение относится не к обычной материи (как полагал Франклин), а к материи, содержащей обычное количество электричества.

И Эпинус сделал неизбежный вывод, что частицы «обычной материи» должны взаимно отталкиваться наподобие частиц «электрической материи», но между частицами «электрической материи» и частицами «обычной материи» должно существовать притяжение. Таким образом, Эпинус, а вслед за ним и английский физик Кэвендиш устранили главное противоречие в теории Франклина. Впоследствии это кажущееся противоречие неоднократно выдвигалось как якобы веский аргумент против франклиновой теории одной электрической жидкости и за теорию двух электричеств Симмера.

Характерной особенностью изложенной выше теории Франклина, характерным ее отличием от всех теорий его современников является то обстоятельство, что Франклин всячески стремится выяснить природу наэлектризованности, т. е. природу заряда и совершенно пренебрегает вопросом о природе электрического поля.

Важно знать! Франклин следует в этом вопросе методу Ньютона, который отказался от рассмотрения физической трактовки гравитационного поля.

Франклин постулирует наличие сил притяжения или отталкивания, не вдаваясь в причину, которую из своих опытов выяснить не смог, не измышляя на этот предмет никаких беспочвенных гипотез.

В своем письме он писал: «Я вместе с Вами считаю абсурдным предположение, что тело может действовать там, где его нет. У меня нет идеи о телах, без присутствия некоторой промежуточной среды, хотя я не знаю, что это за среда или как она действует».

Он, видимо, полагал, что здесь, как и в случае рассмотрения способности остроконечных проводников, можно принести известную пользу человечеству без знания причины явлений.

Интересный факт! Туманные слова Франклина об «электрической атмосфере», лежащей на поверхности тел, не согласуются с представлением об «электрической атмосфере» (как тогда называли поле), окружающей заряженное тело, и представляют, видимо, лишь известную дань времени.

Несмотря на ряд недостатков электрической теории Франклина, она оказалась необычайно плодотворной. Именно франклинова теория позволила сначала Эпинусу, а затем Кэвендишу построить математические основы электростатики. «Меня в высшей степени удовлетворяет предложенная Франклином теория этой (электрической) силы, с тех пор, как я неоднократно убеждался на опыте, что она лучше отвечает явлениям, чем какая-либо другая», — писал Эпинус.

Опыты по электризации атмосферы Бенджамина Франклина.

Электрическая теория привела Франклина к изобретению громоотвода, одному из величайших изобретений XVIII в. Мы можем проследить ход его мысли в этом вопросе. В своих «Мнениях и догадках» Франклин подробно останавливается на открытой им способности остроконечных проводников «высасывать и выбрасывать электрическую материю».

Опыты по электризации атмосферы

Убедившись, что это свойство представляет собою некий закон природы, Франклин восклицает: «Ну а если электрический огонь и молнии одинаковы, как я пытался показать в другом труде. Оно должно убедить нас в необходимости установки на высших точках этих зданий вертикальных железных стержней, острых как игла и позолоченных во избежание ржавчины, и прикрепления к подножию этих стержней проволоки, идущей вниз по наружной поверхности здания в землю.

Не будут ли эти заостренные стержни возможно тихо вытягивать электрический огонь из туч прежде, чем она подойдет достаточно близко, чтобы поразить нас и не смогут ли они таким образом защитить нас от наиболее внезапного и ужасного несчастья».

В таком же духе высказался об этом явлении Ньютон в письме, адресованном доктору Лоу в 1716 г.: «Это явление напоминает мне линейную молнию в малом — правда в очень малом — масштабе».

В 1746 г. английский врач Джон Фрики в своей книжечке «Попытка показать причину электричества» писал: «Я могу предположить, что причиной молнии является большое количество вышеупомянутого (электрического) огня. Молния не требует особого описания, ибо она то же самое, что электричество; ведь она убивает без ранения и проходит через все точно так же, как и электричество».

В том же 1746 г. немецкий физик Винклер отметил многочисленные черты сходства между молнией и электричеством и высказал твердое убеждение, что молния есть электрический разряд. Но важнейшей заслугой Франклина является то, что он впервые предложил постановку эксперимента, который должен был решить вопрос, правильно ли предположение об электрической природе молнии.

Ясно, что для этой цели необходимо, прежде всего, выяснить, наэлектризованы ли грозовые тучи. И вот Франклин предлагает: «Для того, чтобы ответить на вопрос, наэлектризованы ли тучи, несущие молнию, или нет, я предложил бы там, где это наиболее удобно, следующий эксперимент. На вершине высокой башни или шпиля надо поместить своего рода сторожевую будку, достаточно большую, чтобы вместить человека и электрическую подставку.

Пусть из середины подставки поднимается сильно заостренный на конце железный прут, который, изгибаясь около двери, выходит наружу вверх на высоту 20 или 30 футов. Если электрическая подставка чиста и суха, то человек, стоящий на ней, должен электризоваться при прохождении над ним низких туч и создавать искры, поскольку прут будет вытягивать к нему (электрический) огонь из тучи.

В приложении к книге, содержащей «Наблюдения и предположения, направленные к созданию новой гипотезы для объяснения некоторых явлений ударов молнии», Франклин высказал свои мысли относительно возникновения гроз.

Они сводятся к следующему: если проводник и непроводник трутся друг о друга, то возникает электризация благодаря перераспределению «электрического огня». Океан состоит из воды — проводника и соли — непроводника. «Если имеется трение между частями, расположенными вблизи поверхности океана, то электрический огонь собирается из нижних частей».

Важно знать! Франклин довольно подробно описывает механизм, который, по его мнению, должен якобы привести к тому, что испаряющиеся из океана частицы воды уносят с собой электрический заряд. Франклин полагал, что вода в форме облаков будет иметь меньшее количество электрической материи, чем жидкая вода. Таким образом, он считал, что изменение агрегатного состояния воды должно приводить к электризации. Позднее в 1762 г. он сообщил, что поставленные им с этой целью опыты не дали ожидаемого результата.

Франклин полагал, что частички воды, уносившиеся из океана, сцепляются с частицами воздуха и приносятся ветром с океана на сушу.

Если, далее, вызванная этим электризация атмосферы невелика, то при падении дождя происходит постепенный разряд. Если, напротив, воздух «сильно нагружен» наэлектризованной водой, и приближается к горам, незаряженным облакам или высоким предметам, то происходят искровые разряды, высасывающие электричество из облаков.

При этом, говорит Франклин, взаимное отталкивание между заряженными частицами воды, удерживавшие их в атмосфере, исчезает, и вода устремляется на землю в виде дождя. Франклин продолжает: «Если на суше сильная жара в какой-либо определенной местности (если солнце здесь грело, быть может, в течение нескольких дней, между тем как в соседних местностях солнце было закрыто облаками), то нижний воздух разрежен и поднимается вверх, а более холодный и плотный воздух опускаемся вниз.

Тучи в этой части встречаются друг с другом со всех сторон и соединяются над нагретой местностью. Если некоторые из них наэлектризованы, а другие не наэлектризованы, то возникает молния и гром и выпадают дожди. Отсюда грозовые удары после жары и прохладный воздух после грозовых ударов; прохладу приносит вода, приходящая из более высокой и, следовательно, более прохладной области».

Эта теория, разумеется, никак не может удовлетворить современного физика, но она содержит новые для своей эпохи мысли. Франклин в 1749 г. впервые связал возникновение гроз с циркуляцией атмосферы.

Франклин попытался также объяснить и полярные сияния как чисто электрическое действие теплых наэлектризованных масс воздуха, приходящих из тропиков в полярные области. Это объяснение оказалось, как известно, неверным. Однако, анализируя этот вопрос, он писал в апреле 1752 г.: «Электрическая атмосфера не может быть передана на такое же расстояние через воздух так, как она передается через вакуум. Может быть, как полагали древние, существует область этого электрического огня над нашей атмосферой. Может быть там, где атмосферный воздух наиболее редок, там эта жидкость является наиболее плотной».

Между тем как теория гроз Франклина в целом потеряла свое значение, опыт, предложенный Франклином, сыграл огромную историческую роль.

Вскоре после выхода в свет (1751) книги Франклина, он послал ее известному французскому естествоиспытателю Бюффону (1708—1788). Последний, высоко оценив книгу, предложил физику Далибару перевести ее на французский язык. Помимо этого Далибар и Бюффон повторили многие опыты Франклина и убедились в справедливости его доводов. Придворный «мастер экспериментальной физики» Делор сумел заинтересовать в этом самого короля Людовика XV. И вот, физикам была предоставлена возможность осуществить опыт, предлагаемый Франклином для проверки электризации облаков.

В письме, адресованном Парижской Академии наук, Далибар писал: «Из всех экспериментов и наблюдений, описанных мною в этом труде, — особенно из последнего опыта, произведенного в городе Марли, вытекает, что материя грома неоспоримо является той же, что и материя электричества. Идея г. Франклина перестает быть догадкой: теперь она стала реальностью, и я осмеливаюсь верить, что чем более будет углублено все то, что он опубликовал об электричестве, тем более выяснится, как много ему обязана Физика в этой области».

Важно знать! Покамест письменное сообщение об опыте Далибара медленно плыло на парусном судне из Европы в далекую Америку, Франклин осуществил в Филадельфии, в июне 1752 г. «другим более простым способом» свой опыт посредством воздушного змея, к которому была прикреплена заостренная проволока высотою несколько более фута.

К змею была прилажена бечевка, к которой около руки была привязана шелковая лента (изолятор), а в месте соединения бечевки с лентой был привязан обыкновенный дверной ключ. Змей был запущен во время грозы, и когда бечевка намокла от дождя, а лента оставалась сухой, то при приближении пальца к ключу наблюдались искры. Франклин зарядил от ключа лейденскую банку и показал на целом ряде опытов, что собранное им электричество, полученное из грозовых облаков, ничем не отличается от обычного.

Получив сообщение от Далибара, Франклин поздравил французского физика, отметив, что он был «первым из людей, имевшим мужество попытаться притянуть молнию из облаков, чтобы подчинить ее опытам».

Победа точки зрения Франклина на природу молнии и на способность остроконечных проводников «извлекать электрическую материю из облаков» открывала путь к применению изобретенных им громоотводов. Мы теперь знаем, что защитное действие громоотвода (молниеотвода) объясняется не так, как это делал Франклин. Ток, вызываемый действием острия громоотвода, ничтожно мал, и этот эффект второстепенен.

Основное действие громоотвода заключаемся, по современным взглядам, в том, что он притягивает к себе происходящий разряд и отводит его безопасным путем в землю. Характерно, что инструкция относительно устройства громоотводов, окончательно разработанная Франклином в 1767 г., согласуется в большей своей части с современными инструкциями с той только разницей, что обычно современные громоотводы делаются из меди, а не из железа.

Вся последующая история распространения франклиновых громоотводов представляет собою яркую картину борьбы науки против мракобесия. Хотя громоотводы были установлены на некоторых домах в Филадельфии уже в 1752 г., однако еще очень долго в США и в Западной Европе единственным средством спасения от ударов молнии считались церковные колокола.

На многих колоколах католических церквей издавна делались надписи вроде: «Он рассеивает гром», или «Звук этого колокола побеждает бури, отгоняет демонов и собирает людей». К этому добавлялась «теория», согласно которой звон колоколов якобы рассеивает грозовые тучи, потрясая воздух. Прогрессивные умы Америки и Европы сразу же подхватили новую теорию Франклина и поддержали его предложение об устройстве громоотводов. Напротив, реакционные круги старались всякими средствами затормозить распространение изобретения Франклина.

Так, против Франклина выступил уже упоминавшийся нами «ученый» аббат Нолле, резко критиковавший все исследования Франклина и всячески доказывавший, что громоотвод слишком слабое средство против «мощи небес» по сравнению с колоколами, «получившими церковное благословение». Церковники выставляли следующий аргумент, запрещавший применение громоотводов: гром и молния являются знаками божьего гнева, нечестиво поэтому пытаться помешать заранее предопределенному проявлению гнева божьего.

Сотрудничество Бенджамина Франклина с Георгом Рихманом.

Возникла обширная полемическая литература. Франклину приходилось отвечать. Особенно сильно развернулась реакционная пропаганда против громоотводов, когда пришло потрясающее известие о гибели соратника великого Ломоносова выдающеюся русского физика Георга Рихмана, последовавшей в Петербурге при изучении атмосферного электричества в июне 1753 г. В то время Ломоносов и Рихман вели в своих домашних лабораториях параллельные наблюдения над атмосферным электричеством.

Они соорудили для этой цели незаземленные исследовательские громоотводы, соединенные с изобретенными Рихманом в 1745 г. первыми электрометрами. Сам Рихман стоял на полу и был, следовательно, заземлен. Когда он приблизился к прибору, чтобы прочесть его показание, произошел разряд, повлекший за собою катастрофу. Противники франклиновых защитных громоотводов старательно подтасовывали факты, замалчивая отличие заземленных защитных громоотводов Франклина от экспериментальной установки Рихмана.

Сотрудничество Бенджамина Франклина с Георгом Рихманом

Гибель Рихмана предупреждала об опасностях, грозящих при научных исследованиях атмосферного электричества, но она ни в какой море не затрагивала франклинова громоотвода. Попытки реакционных кругов приостановить распространение громоотводов не увенчались успехом.

Выступая 26 ноября 1753 г. с докладом «Слово о явлениях воздушных от электрической силы происходящих», М. В. Ломоносов недаром сказал: «Итак, не думаю, чтобы внезапным поражением нашего Рихмана натуру испытующие умы устрашились и электрической силы в воздухе законы изведывать перестали».

Вклад Бенджамина Франклина в науку.

Изобретение Франклина говорило само за себя. Между тем как шли сложные богословские диспуты по вопросу о том, допустимо или же не допустимо ставить громоотводы, число их росло. Сначала их ставили только на крышах отдельных частных домов, потом на общественных зданиях и наконец их стали водружать на колокольнях церквей, высокие шпили которых чаще всего подвергались разрушению во время гроз.

Факт! Хитрый редактор одной провинциальной американской газетки нашел в 1767 г. прекрасный выход из создавшегося неловкого положения, предложив «сооружать громоотводы во славу божию».

Успех громоотводов способствовал славе и популярности Франклина. И недаром в стихе, украсившем его аллегорический триумфальный портрет, говорится: «Eripuit coclo fulmen, sceptrumque tyrannis» — «Он молнию вырвал у неба и скипетр у тиранов».

Решением Всемирного Совета Мира имя Франклина включено в список наиболее выдающихся представителей Человечеств.

Оцените материал: 

Оценок: (средняя 0 из 5)